Интервью с Патриком Бахом (часть 4)

Каково, по-вашему, будущее военных шутеров? Достигли ли они своего пика сейчас, с играми вроде Bad Company, или еще есть куда расти?

Сложно сказать. Мы пытаемся создать совершенную игру - такую, в которую сами хотели бы играть. И я думаю, в будущем мы увидим больше игр, которые не просто будут пытаться добавить какие-то новые возможности в уже сделанное, а сфокусируются на повышении качества. Не так уж много шутеров сейчас достигло должной планки качества. Лично я очень горжусь разрушаемостью окружающей среды в Bad Company: стены, целые здания, деревья - все можно сломать, взорвать. Мне сложно представить нас, возвращающихся к статическому игровому миру. Разрушение - очень важная часть игрового процесса, оно создает динамику окружающей среды, не позволяя геймдизайнерузацикливаться на одних только персонажах. Я надеюсь, что остальные разработчики последуют нашему примеру, потому что для роста нам нужна конкуренция, а ее-то пока в этом аспекте и нет.

А как же Red Faction: Guerilla или Fracture? Что насчет них?
Не то. У них другая технология, неподходящая для шутера, замкнутая на само разрушение; в игре, подобной нашей, ее не используешь. У них все завязано на физике разрушений, обрушении несущих стен, обсчете веса и траекторий. К тактике это не имеет отношения - просто нет причин использовать подобную технологию для улучшения перестрелок. Нет тактического резона все взрывать. Разрушение красиво выглядит, но не особо помогает проходить игру. Надеюсь, в будущем можно будет сравнить их работу с нашей. И я не имею в виду, что мы достигли предела, мы обязательно будем дорабатывать нашу технологию. Я думаю, скоро разрушение станет важной частью каждой игры, и разработчики начнут уделять ему больше внимания. Большинство шутеров до сих пор использует боевые тактики из восьмидесятых, пора бы это поменять.

В России много РС-геймеров, и им хотелось бы знать, почему вы выпустили первую часть только на консолях.
На самом деле, мы изначально делали Bad Company как «Battlefield для консолей». Мы и не думали, что она на РС кому-то нужна, она же делалась с расчетом на консоли. Но игра и впрямь оказалась хорошей, так что понятно, почему владельцы РС на нас обозлились. В общем, на этот раз мы и решили не заморачиваться с эксклюзивностью.

В ваших играх используется хороший, настоящий русский язык...
Естественно. Какой бы язык мы ни использовали, мы зовем носителей языка. Все русские персонажи игры озвучены русскими.

А где вы их берете, как нанимаете?
Мы используем сеть разных студий, чтобы найти актеров. И наши разработчики работают со звукозаписывающей студией из России (московской, кажется), чтобы найти подходящие голоса и отобрать лучшие. Мы также стараемся найти людей с военным прошлым, которые знают, как именно должны звучать голоса в бою.

Многим хотелось бы узнать, как получить такую работу.
В целом, можно попробовать просто написать в DICE и рассказать, чем именно вы можете помочь. Иногда, правда, нам приходит очень много таких предложений, и приходится почти всем отказывать. Но если вы хороший русский актер с сильным голосом, ваши шансы весьма велики.

Что хорошего игроки найдут в лимитированном издании?
Парочка стволов из Battlefield 1943, очень милую коробку и, кажется, что-то еще, не помню точно. Это не коллекционное, а именно лимитированное издание: оно стоит не дороже обычного, но будет выпущено ограниченным тиражом и достанется только тем, кто предзакажет игру. Что-то вроде поощрения для тех, кто точно знает, что ему нужно, и увлечен всерьез.